Александр Бородич: Блокчейн-компании вытеснят SWIFT

06 Апр 2018, 13:22

Российская блокчейн-платформа для бизнеса Universa существует всего 9 месяцев. За это время проект успел собрать на Token Sale 28,5 млн долларов, создать «быстрый и дешевый» блокчейн и найти таких партнеров, как Альфа-банк и ГК «Новотранс». Инвестор и основатель платформы Александр Бородич рассказал, почему у Universa есть все шансы потеснить Ripple, какие перемены в жизнь обывателя привнесут блокчейн-технологии в ближайшие два года и почему он не вложился в ICO Telegram.

Токенизируй будущее

– Александр, начнем с истоков. Вы были инвестором криптообменника ShapeShift. Каково ваше участие в проекте на данный момент?

– Я был одним из ранних инвесторов ShapeShift, еще до того, как он стал очень популярной площадкой по обмену криптоактивами. Как инвестор, бизнес-ангел, я остаюсь внутри проекта. До тех пор, пока компания, например, не выйдет на IPO.

– На ваш взгляд, каково будущее обмена криптовалют в мире и у нас в стране? Будет криптообмен легализован?

– ShapeShift осуществляет обмен криптовалют на криптовалюты, не пересекая границы фиата. Это никак не касается регуляторных норм. Важный момент: если вы меняете один цифровой актив на другой цифровой актив, с ростом их числа, такая потребность, очевидно, будет только расти. Поэтому, уверен, что этот сегмент рынка тоже будет расти. Криптообменники получат большую популярность и развитие. Их будет много и они будут разные. И в нашей стране они тоже появятся.

– Почему вы считаете, что количество токенов будет расти?

– За токенизацией будущее. В этом вопросе точки зрения многих экспертов совпадают.

– Вы однажды заявили, что El Petro – это первая, цитирую, действительно обеспеченная криптовалюта, и что России полезно пойти по пути Венесуэлы. Можете разъяснить эту мысль?

– Проблема современных валют кроется в доверии к эмитенту. Как вы помните, блокчейн – это технология, которая снимает вопрос доверия. Поэтому с точки зрения обеспеченной валюты, слово криптовалюта всего лишь означает цифровую механику ее происхождения. Криптомонета – это обычная купюра, выраженная в цифровой форме. У нее есть номер, она выпущена условным центробанком. И обеспечена она не доверием к правительству или институту, ее выпустившему, а тем, что вы можете пойти и обменять ее на независимой бирже любой другой страны на ликвидный актив. Раньше таким ликвидным активом было золото. Сейчас одним из таких активов может быть нефть.

Если вы придете с нашим баррелем нефти, например, в Японию, у вас его купят, и в Африке у вас его купят. Да, вы не сможете прийти с ним в магазин и расплатиться за покупки. Но крупные компании могут принять к оплате баррель российской нефти. А раз так, то можно выпустить криптобаррель, которым смогут рассчитываться в разных странах, независимо оттого, какую политику проводят каждые из этих стран. Появится обеспеченная нефтью всех этих стран, своя резервная валюта.

Читать еще: России полезно пойти по пути токенизации нефти – эксперт

Нефть – не единственный ресурс, который можно токенизировать. Но пример наиболее понятный. С тем же успехом это могут быть алмазы, газ и другие ресурсы.

Блокчейн без границ

– Ваш нынешний проект – Universa. Как появилась идея его создания?

– Собственно, рост ShapeShift и еще ряда компаний заставил меня задуматься о развитии инфраструктурной части тренда под названием «блокчейн». Я понял, что стоять и довольствоваться микропроцентами бизнес-ангела тоже нельзя. Захотелось запустить «большую историю». А на любом новом рынке это «история» про инфраструктуру. Все другие приложения уже базируются на ней. Поэтому было решено разработать новый блокчейн-протокол. Так появилась Universa.

Universa сумел собрать довольно крупную сумму на Token Sale и потом был признан лучшим блокчейн-стартапом года. С чем связываете успех проекта?

– С удачным попаданием в быстрорастущий тренд. Я же не зря анализировал тренды много лет и пытался попасть в них, инвестируя в стартапы. Мы всего лишь вовремя сумели выйти с таким продуктом, который был нужен рынку.

В конце прошлого года, когда биткоин доходил до 20 тыс. долларов, каждая транзакция в блокчейн-сети биткоина стоила около 10 долларов. Фактически, расплатиться биткоином за чашечку кофе стало невозможно, точнее нецелесообразно, потому что стоимость транзакции была бы выше, чем цена самого кофе. С Ethereum была похожая ситуация. Рынку оказался нужен быстрый и дешевый блокчейн.

Мы предложили его рынку и запустили проект. Причем, мы сразу вышли с готовым продуктом, что редкость для token sale. Обычно все представляют White paper и обещают выпустить продукт в течение 2-3 лет.

– Где его уже используют?

– Здесь важно понимать, что блокчейн не имеет границ. Если мы можем его внедрить в России, значит мы можем его внедрить в Китае, Индии, Бразилии, где угодно.

Блокчейн не имеет границ. Если мы можем его внедрить в России, значит мы можем его внедрить в Китае, Индии, Бразилии, где угодно.

– Проект Universa отвечает вашим собственным ожиданиям, амбициям? Какого дальнейшее развитие проекта?

– Реализация проекта только началась. На этот вопрос я смогу ответить лет через 5-7: таков средний срок жизни для венчурного проекта.

Я ставлю задачу – войти в 5 крупнейших блокчейн-проектов в мире. Поставить имя Universa рядом с Ripple и Ethereum. На рынке российских блокчейн-компаний мы вполне можем занимать лидирующую позицию.

На данный момент мы открыли счета 750 тыс. человек. В мире всего открыто 30 млн криптокошельков. Из них 750 тыс. наши. Это значит, что мы уже 2% мирового рынка контролируем. А ведь мы только начали. Поэтому войти в пятерку лидеров – не амбициозная цель, а реально достижимая задача. Выйти на 5-6 позицию мы вполне в состоянии.

– А как это сочетается с вашим высказыванием, что блокчейнов будет появляться все больше? Ведь это означает и рост конкуренции. Это может осложнить выполнение задачи.

– Сколько на ваш взгляд в мире сегодня автопроизводителей? Их же много, даже при том что началась консолидация, а до этого была диверсификация. Нас ждет фаза, когда появится очень много блокчейнов, а уже потом они будут консолидироваться. Так устроен рынок и это нормально. Сейчас мы в голубом океане и конкурентов мало.

 – А где вы уже работаете?

– Малайзия, Индонезия, Филиппины. Рынок Юго-Восточной Азии – это полмиллиарда человек. Многочисленный, англоязычный рынок. Там не такого жесткого регулирования, как в Китае. И, безусловный плюс, отсутствие конкуренции. Мы первые, кто там внедряет блокчейн.

– Что вам там удалось?

– Мы договорились о пилотном проекте, в котором уже участвуют 4,5 млн человек. Запускаем smart-money, «умные деньги»: цифровые купоны, на которые можно приобрести базовые продукты питания, но нельзя алкоголь и сигареты.

Лучше иметь дело с единорогами 

– Вернемся в Россию. Какие проекты реализуете на родине?

– Альфа-Банк оценил Universa и дал заключение, что мы действительно обеспечиваем 20 тыс. транзакций в секунду. 

Еще работаем с Новотрансом. Это проект по токенизации свободных мест в грузовых вагонах. Токен на грузоперевозку бронирует за вами, допустим, кубометр в вагоне. За 60 токенов вы получаете вагон для грузоперевозки. Вся информация о вагоне и товаре будет сохранена на блокчейне, она будет доступна всем участникам сделки и при этом ее невозможно будет подделать.

Блокчейн – это такой цифровой клей, который склеивает цифровые системы разных компаний. Сейчас производитель, логист, дистрибьютор и продавец никак не связаны. А их нужно связать, чтобы по коду товара всем участникам сделки была доступна общая информация о том, когда произвели товар, кто его вез, как, в какой день его продали. Желательно с цифровой историей, с фотофиксацией.

– Где, на ваш взгляд, внедрение блокчейна особенно актуально? Кто еще в ближайшее время пойдет по этому пути?

SWIFT (Международная система финансовых расчетов – прим.ред.) будет внедрять блокчейн. Причем, у него нет выбора. Либо SWIFT сам успеет внедрить блокчейн решение и самостоятельно перейти на новые дешевые цифровые решения передачи банковских платежей. Либо блокчейн-компании просто выдавят его с рынка.

Либо SWIFT сам успеет внедрить блокчейн решение, либо блокчейн-компании просто выдавят его с рынка.

Финансовые институты, логистические компании, крупные промышленные компании и компании, которые хотят упростить документооборот. Всех их интересует блокчейн.

Страховые компании в их числе. Сейчас на каждый страховой случай нужно собирать огромное количество документов, поэтому им важно сделать все в электронном виде. Экономия на каждом кейсе составит десятки тыс. руб.

Осенью прошлого года разрабатывали кейс: хранить в блокчейне данные медкарты ребенка, чтобы только по фотографии, не раскрывая персональных данных, врач «Скорой помощи» мог узнать важные данные о ребенке, группу крови, хронические заболевания, аллергия и другие особенности. Эта важная информация может быть доступна онлайн, со смартфона.

ID данные загранпаспорта тоже могут быть на блокчейне. Чтобы, проходя паспортный контроль мы не ждали 8 секунд, пока данные отправятся в центр и будут согласованы, а получали подтверждение сразу, как приложили документ.

 – Когда мы будем жить в таком прекрасном мире?

– В ближайшие пару лет. Все быстро произойдет. Это не требует жесткой перестройки.  

– Вы инвестор, в ICO Telegram вложились бы?

– Нет, потому что в случае с ICO Telegram, он вырастет в 2-3 раза. Лучше иметь дело с какими-нибудь «единорогами», они вырастут в 10 раз. А риски одинаковые! 

Читать еще: Telegram собрал за второй раунд ICO еще 850 млн долларов

Марина Малкова